д. Островля, 231300, Лидский район, Гродненская область

Приемное отделение: тел.: 8(0154) 607434

Платные медицинские услуги, запись на консультации: тел.: 8(0154) 607413

Тел.: (80154) 607434
Факс: (80154) 607437
Бухгалтерия: 8(0154) 608693, 607435
E-mail: opnb@mail.lida.by

rubelt

Открытое письмо Владимира Степановича Караника

Мне, как и большинству здравомыслящих коллег, с болью и разочарованием приходится смотреть на то, что сейчас происходит в системе здравоохранения и в медицинской среде. Мы заменили нормальное человеческое общение ядовитыми постами в социальных сетях, причём за спиной, исподтишка, без возможности выслушать мнение второй стороны. Конструктивное обсуждение заменили обменом петициями и пресс-релизами. Я не сторонник мегафонной дипломатии и всегда считал, что поиск решения за круглым столом — это наиболее правильный путь.

Но вчера, учитывая, что людьми, которые в сети позиционировали себя как представители всего медицинского сообщества, было предложено прийти к Минздраву и задать вопросы, а также принимая во внимание, что сейчас мы испытываем жуткий дефицит общения, я вышел к собравшимся, чтобы использовать хотя бы эту возможность наладить диалог с коллегами.

К сожалению, как вы, наверное, видели — диалога не было, сложилось впечатление, что он и не был нужен собравшимся. И я даже не могу подобрать определение того, что происходило около Минздрава, где, собственно, представители медицинского сообщества были далеко не в большинстве.

Сейчас, как, наверное, и во все времена самым популярным вопросом является вопрос «Почему?». Новое то, что он стал риторическим и задается в Интернете в форме монолога. Создаётся впечатление, что этот вопрос волнует только представителей практического звена здравоохранения, но это не так. Я тоже очень часто задаю этот вопрос: рассматривая жалобы пациентов, беседуя с их родственниками и посещая различные медицинские учреждения. Почему некоторые наши коллеги мало разговаривают с пациентом, игнорируют очевидные симптомы и поэтому ошибаются с диагнозом, почему дежурный персонала спит, когда нужно ночью помочь больному, почему в ковидном стационаре я находил пациентов с низким содержанием кислорода без респираторной поддержки, почему некоторые наши коллеги берут, а иногда и вымогают деньги с пациентов?

Но, сталкиваясь с подобными проблемами, мне никогда в голову не приходило переводить обсуждение в публичную плоскость на просторы сети Интернет и, вызывая агрессию окружающих, публиковать фамилии нерадивых сотрудников для всеобщего шельмования. Я всегда считал правильным разобраться в причинах, исправить ситуацию, конечно, наказать виновных, а главное — предпринять все усилия, чтобы это не повторялось впредь. Потому что нам нужен не пиар — нам нужен результат, наша система здравоохранения должна становится лучше, современнее и, что немаловажно, добрее.

Возвращаясь ко вчерашнему разговору, я попытаюсь ещё раз осветить те вопросы, которые по-прежнему волнуют людей и которые в нормальных условиях задать у них вчера не получилось либо у меня не было возможности дать ответ.

Да, я пытался сказать, что ни одна наша машина скорой помощи не использовалась сотрудниками МВД для их перевозки к местам задержаний, что похожую раскраску имеют машины медицинской службы внутренних войск, где находятся военные медики, естественно в военной форме, и именно они оказывали медицинскую помощь своим пострадавшим коллегам в самом эпицентре, что могло и породить эти слухи.

Если есть иные факты, предъявите их, и мы разберемся, потому что даже предположение, что в машине скорой помощи могут находится представители силовых ведомств, может взывать агрессию протестующих и поставит под угрозу безопасность наших сотрудников, а это недопустимо. Надеюсь, будут представлены конкретные факты или этот вопрос будет окончательно снят с повестки дня.

Да, я пытался сказать, что, начиная с 9 августа, для оказания медицинской помощи задержанным в каждом РУВД в Минске и крупных городах дежурила скорая помощь. Что в местах временного содержания работают медицинские работники не системы здравоохранения, а пенитенциарной системы, и что есть Постановление Министерства здравоохранения, которое регламентирует наше взаимодействие и устанавливает правила оказания помощи задержанным.

Поэтому мы плотно взаимодействовали с МВД, чтобы максимально быстро решить вопрос оказания медицинской помощи нуждающимся и обеспечить человеческие условия пребывания в местах временного содержания. Результатом этой работы явились переводы задержанных граждан, нуждающихся в оказании медицинской помощи, из мест временного содержания в стационары, а также оперативное освобождение задержанных из мест, где условия содержания не соответствуют нормативам. По информации представленной МВД, по состоянию на 17.08.20 на Окрестина содержались 6 человек, задержанных за участие в уличных акциях, никто из них в медицинской помощи не нуждался. А в Жодино нет ни одного задержанного на данный момент.

Про то, что всех задержанных медицинских работников отпустили по согласованию с Министром внутренних дел, под поручительство Министра здравоохранения, мы уже писали, и не хотели бы эту тему поднимать вновь, но это тот факт, о котором, по каким-то причинам, большинство не знает, и это ещё раз свидетельствует о трудностях коммуникации.

Мы постоянно объясняем людям, что система здравоохранения не проводит судебно-медицинскую экспертизу в принципе и не имеет права направлять на неё (за исключением случаев смерти в стационаре, когда есть подозрения о внешних причинах смерти). Единственное, что мы можем сделать, это зафиксировать факт обращения за медицинской помощью, описать полученные повреждения и, со слов пациента, указать обстоятельства их получения. И мы это делаем всем обратившимся, только за 16.08.20 таких обращений в одном Минске было 160.

К сожалению, никто не желает слышать, что все пациенты, обратившиеся с травмами, фиксируются и информация о них передается в органы правопорядка. И так было всегда! Вы сами знаете, что, осматривая пациента, врач не может достоверно определить обстоятельства и причины травмы: было ли это падение, внешнее воздействие при задержании или последующее неоправданное применение силы. Но мы оперативно отвечаем на запросы компетентных органов, которые проводят расследование, потому что медицинские работники, как и общество в целом, заинтересованы в объективном и беспристрастном расследовании причин насилия на наших улицах.

Мы устали повторять, что в наших патологоанатомических бюро (моргах) нет неопознанных трупов, что туда доставляются только умершие в медицинских учреждениях. Погибшие либо умершие вне больничных стен направляются судебно-медицинским экспертам, которые находятся вне юрисдикции Министерства здравоохранения. Есть ли в данный момент в службе судебно-медицинской экспертизы неопознанные тела, в каком количестве, и что явилось причиной смерти — эти вопросы надо задавать именно туда.

Но есть то, что совсем не укладывается в голове, — это призывы ограничить работу амбулаторно-поликлинического звена, как по времени, так и по объёму и составу, а также прекратить оказание плановой медицинской помощи в стационарах. И это на фоне того, что мы, как и все остальные страны, ограничивали оказание плановой хирургической помощи в связи с COVID-19, учитывая его опасность в послеоперационном периоде, отменяли диспансерные обследования, чтобы минимизировать риск инфицирования пациентов с хронической патологией. В результате, у нас накопилось значительное количество пациентов, ожидающих плановые операции и диспансерные осмотры.

Кроме того, учитывая вероятность второй волны коронавирусной инфекции, сместились сроки прививочной компании от гриппа на середину сентября, чтобы завершить её до возможного подъёма заболеваемости коронавирусной инфекции. У нас накопился значительный объём работы, который надо сделать именно сейчас, в этот эпидемиологически «светлый промежуток». Я уверен, что наши врачи понимают, что не выполненная вовремя плановая операция, что сорванные сроки диспансерного осмотра — это не выявленные вовремя онкологические заболевания, не диагностированная декомпенсация хронической патологии, более высокий риск осложнений, требующих оказания экстренной медицинской помощи. Мы рискуем сотнями и тысячами человеческих жизней! У меня нет слов, чтобы дать четкое определение таким призывам. И, что самое обидное, распространяются эти призывы по сути анонимно, подло скрываясь под подписями: белорусские медики, врачи г. Минска и т. д. Люди понимают, что подписать такое — это взять на себя ответственность за смерть пациентов, поэтому не подписывают, но всё равно призывают. Неужели кто-то из нас желает построить систему здравоохранения, где человеческие жизни приносятся в угоду уличным акциям, где часть медицинских работников определяет, в каком режиме будет работать учреждения, где врач выбирает кому оказывать помощь, а кому нет. Такой системы нет ни в одной цивилизованной стране и, надеюсь, не будет и у нас, потому что вряд ли кто-то из наших граждан захочет оказаться в ситуации, когда оказание или неоказание ему помощи, будет зависеть от того, совпадают ли его взгляды по разным вопросам современности с взглядами врача, к которому его привезли.

Уважаемые коллеги, всем необходимо умерить эмоции и вспомнить, что безусловное оказание медицинской помощи всем нуждающимся — это постулат, который не обсуждается и не ставится под сомнение, от слова «совсем»! В свободное от работы время вы вправе выражать свою гражданскую позицию, хотя, может быть, было бы более правильным выразить её не выходом на улицы, а дополнительным объёмом работ на благо наших граждан, как пострадавших в ходе уличных акций, так и просто ожидающих оказания плановой медицинской помощи? Каждый волен принимать самостоятельное решение. Если у вас есть вопросы, включая любимый «Почему?», вы можете задавать его Министру либо его заместителям, как в письменной, так и в устной форме в любое доступное время.

Перестаньте оскорблять друг друга, это не красит никого. Иначе просто страшно представить, что будет, если действительно придёт вторая волна коронавирусной инфекции и застанет нас в экономически сложном положении, и с полным разладом в системе здравоохранения. А эту опасность никто не отменял.

P.S. Система здравоохранения в целом и руководство здравоохранения в частности всегда приоритетом своей работы ставили оказание качественной и доступной медицинской помощи, и эти непростые дни не явились исключением. Чем вызвана такая агрессия со стороны ряда Интернет-ресурсов и части наших граждан в адрес Министерства здравоохранения, для нас не совсем понятно. Но мы готовы к диалогу, готовы к открытому обсуждению имеющихся проблем, но не с анонимными персонажами, а людьми, способными на этот диалог.